Мурат Мурзагельдинов: Отрасль спасет ужесточение законодательных мер, направленных на «серые схемы»

Мурат Мурзагельдинов: Отрасль спасет  ужесточение законодательных мер, направленных на «серые схемы»
Тип статьи:
Авторская

Продолжаем тему проблем, мешающих развитию местной лёгкой промышленности. Ранее мы публиковали интервью с Еленой СВЕЧНИКОВОЙ — генеральным директором компании «КазСПО-N», одной из лидеров в производстве отечественной одежды.


Сегодня предлагаем вам другой взгляд на проблему. Собеседником агентства PRESS.KZ стал Мурат МУРЗАГЕЛЬДИНОВ – Исполнительный директор компании «KazExpoТex», занимающейся поставками на рынок Казахстана швейной фурнитуры и ткани.

PRESS.KZ: Мурат, день добрый. Елена рассказала нам о своем видении тех решений, что помогут нашей легкой промышленности выйти из кризиса, а что думаете вы?

Мурат: На рынке швейной промышленности мы работаем с 2014 года. Но и до этого у нас было швейное производство. С 2012 года столкнулись с такой проблемой — на казахстанском рынке очень скудный ассортимент тканей и швейной фурнитуры. Поэтому решили развивать данное направление. Компания «KazExpoТex» уже более 7 лет этим достаточно плотно занимается. Елены Свечникова в своем интервью много хороших вопросов затронула. Есть проблемы легкой промышленности Казахстана как в крупных, так и мелких предприятиях. Неконкурентоспособность нашего рынка создается за счет того, что сюда завозится одежда из Кыргызстана, Узбекистана, Китая незадекларированная, «черными ходами», «серыми каналами». За счет чего казахстанские швейные производства проигрывают иностранным предприятиям в ценовой политике. Потому что там другая система налогообложения, можно сказать, ее нет. А здесь строго: если мы производим, то должны платить налоги.

У всех фирм и брендов есть свои «теневые» стороны. К примеру, один из очень популярных иностранных брендов одежды, имеющий свои представительства по всему Казахстану, около 50% товара завозит «серыми путями». Одежда производится в Турции или в Узбекистане. Так что основным выходом из кризиса я вижу жесткое пресечение любых попыток поставлять в Казахстан контрафактную продукцию легкой промышленности. Также как и продуктов питания.

PRESS.KZ: А каково ваше мнение касательно так популярных у нас субсидий, к которым прибегают чуть ли не во всех отраслях и секторах экономики?

Мурат: Я не согласен с субсидиями. Стимуляция рынка всегда создает непрозрачные коррупционные схемы. Сколько на территории Казахстана государство создавало предприятий легкой промышленности? «ЮТЕКС» — сколько туда денег вложили, ничего не получилось. АО «МЕЛАНЖ» – ничего не получилось. «AzalaTextile» из х/б тканей производят, постарались сделать – у них что-то получается.

PRESS.KZ: Тогда в чем выход, может, в создании специальных кредитных программ?


Мурат: К сожалению, если исходить из наших реалий, это тоже не действует. По факту все эти программы работают не на развитие отрасли, а на обогащение банков второго уровня, включенных в программы. Вот конкретный пример: мы в прошлом году взяли кредит на 1 000 000$ по госпрограмме под 6% годовых, выплачиваем 22%. Сказали 6%, а выплачиваем 22%. Когда государство выдает кредиты через банки второго уровня — это неправильно. Обогащение банков происходит, эти деньги не доходят до конечного потребителя. Деньги в банке аккумулируются по-другому, по другой системе.

PRESS.KZ: Тогда какой выход?

Мурат: Выход, как и в случае с контрабандой, — ужесточение контроля со стороны государства. Государство должно строго регулировать и контролировать все пункты исполнения договора. Чтобы это было не мелким шрифтом написано, а четко прописано: не более 4%. Нацбанк должен написать: не более 4%. Никаких скрытых комиссий, никаких подводных камней. Мы думали, 6% нам выдали. Фонд «Даму», НПП «Атамекен» сказали, что 6%. Получили. После получения, когда разобрались, 22% выяснилось. При этом, естественно, ни Даму, ни НПП «Атамекен» по закону не могут влиять на действия банков, это полностью в руках регулятора, а именно — Национального банка Республики Казахстан. Сейчас выплачиваем, хотим экстренно закрыть, находим инвесторов.


PRESS.KZ: Какие еще методы поддержки вы видите?

Мурат: Строгий контроль ввоза изделий. Если начнут платить налоги, у них автоматически поднимется цена. А пока мы проигрываем в цене, толку даже от льготных кредитов не будет. Это просто тяжелым бременем на любого производителя ложится. Что изменится от того, что дадут кредит, если потребление рынка ноль?

PRESS.KZ: А как вы относитесь к тендерам в области государственных закупок? Могут ли они служить стимулом для развития отечественной промышленности?

Мурат: Могут. Но не в том формате, как это существует сейчас. Где опять либо присутствуют «серые схемы» распределения заказов, несмотря на всю прозрачность процесса, либо идет закуп того же контрафакта из-за его дешевизны. Тендера и госзакупки можно отрегулировать, если закрыть ввоз контрафактной продукции. К примеру, вашу рубашку, в которой вы сейчас сидите, в Казахстане сшить обойдется 3000 тенге. Вместе с тканью, с работой. А из Китая привезти – 1800 тенге. Из Узбекистана привезти – 1200 тенге. Но если бы за ввоз из Узбекистана налоги и пошлины оплачивались в 24%, как это и положено по закону, то узбеки уже не завозили бы. Им это стало невыгодно.


PRESS.KZ: А из чего складывается цена, помимо производства?

Мурат: Естественно, из самого материала. У нас он почти весь завозной. Вот молния (застежка) — её покупаем за 1,1115$. Авиарасходы – 15%. Госпошлина – 12%. НДС – 12%. Сбор – 20000 тенге. Услуги Брокеров — 60000 тенге. Мы привозим на сумму не менее 1000$. На выходе стоимость молнии – 740 тенге. А если ее на месте производить, то составные части облагаются пошлинами, налогами. И в результате то на то и выходим.
Также ткань из Китая. 1 кг трикотажной ткани стоит 6$. Дорога – 0,8$ за 1 кг. Получается, здесь со всеми этими накладными расходами выходит 1 кг – 7$.Также пошлина – 12%, НДС – 12%, сбор – 20000 тенге, не считая услуги брокеров. Услуги брокеров – 60000 тенге. В итоге 1 килограмм трикотажа обходится в 4050 тенге. Для производителя это еще дороже.

Смотрим дальше: ткань Пике, 1 квадратный метр составляет 200 грамм.
В 1 кг – 5 квадратных метров ткани, трикотаж. Из 5 метров ткани можно сшить 4 футболки. Стоимость футболки получается 1010 тенге, в ткани. Еще манжеты, нитки и пуговицы- это еще 300 тенге. Работа примерно 550 тенге. Крой. Упаковка. Предприятию еще нужно заработать. На выходе цена этой футболки не менее 2325 тенге. Продажная цена такой футболки на рынке – 2100 тенге. Самая дешевая. А оптовые точки самые дешевые футболки продают по 1700-1900 тенге. Здесь явно видно, что или ткань, или, скорее всего, сами футболки завозятся контрабандой.

PRESS.KZ: В чем еще проблемы нашей промышленности?

Мурат: Нет специалистов и очень мало современного подхода к работе. Есть такой станок — карманный аппарат. В крупных компаниях стоят они. В Казахстане несколько компании используют карманные аппараты. Когда рубашку шьют, самое сложное – это манжеты изготавливать, карманы делать и воротники. А карманный аппарат в час может 150-200 штук готовых изделий давать. Швее за пошив одной рубашки оплачивается 350 тенге, если с готовыми карманами и манжетами — она просто собирает. И швея успевает в день выдавать более 20 штук готовой продукции. Простая математика.

PRESS.KZ: Так получается, будущее только за крупными компаниями?

Мурат: Мелкие производства всегда будут. Но выход у них — работа кластерами, где каждый производитель занимается своим видом деятельности. К примеру, прихожу к одному, говорю: 20 миллионов манжеток и воротников сшей мне по 10 тенге, за это можно 200 миллионов тенге заработать. За два месяца можно наштамповать, работая круглосуточно. Раскройщику скажу: я тебе заплачу за каждый раскрой детали по 10 тенге за одну рубашку. 20 миллионов рубашек – это 200 миллионов тенге. Упаковщику по 5 тенге заплачу, он 100 миллионов тенге заработает. При этом у них только расход электроэнергии и Фонд оплаты труда. В итоге и я имею конечный готовый продукт, и все производители, отвечающие за каждый сегмент, имеют неплохую прибыль.

PRESS.KZ: И последний вопрос: как вы думаете, что необходимо изменить в руководстве отраслью, чтобы она заработала нормально?

Мурат: Тут Елена Свечникова все правильно сказала. Отраслью должны руководить опытные профессионалы. А то у нас был случай 2 года назад: из Японии приехал Директор департамента развития, одной крупной компании в Казахстан. Он хотел, чтобы мы здесь производство открыли. Пошел в МИИР РК, прождал полчаса человека, который должен был прийти с ним побеседовать. Начал ему все объяснять, а тот человек попросил скинуть проект на почту, так как некомпетентен и мало разбирается в этой сфере. Как вы понимаете, все сотрудничество на этом и закончилось.




Беседовал Сергей АЛЕКСЕЕНОК.


Фото предоставлено Муратом Мурзагельдиновым.

.

Комментарий редакции:
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора статьи. Орфография и пунктуация автора сохранены
1786

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!