Айтуар Кошмамбетов: «В прошлом году, когда объявили ЧП, для нас это стало большой неожиданностью»

Айтуар Кошмамбетов:  «В прошлом году, когда объявили ЧП, для нас это стало большой неожиданностью»
Тип статьи:
Авторская


10 марта 2021 года Алматы в очередной раз перешёл в «красную» зону по темпам распространения коронавируса.


20 марта главный государственный санитарный врач Алматы Жандарбек БЕКШИН опубликовал Постановление о введении в городе жестких карантинных мер, ограничивающих или запрещающих, в том числе, работу тех предприятий, чья деятельность разрешена согласно разработанной ранее таблице карантинных зон.


Исключение делалось лишь для объектов, принявших участие в пилотном проекте Ashyq. Позже Жандарбек Бекшин продлил ограничения до 12 апреля, одновременно запретив работу и проекта Ashyq.



Данная мера вызвала недовольство и самих предпринимателей, так и Палаты предпринимателей Алматы НПП «Атамекен», выступившей с обращением.



Работа пилотного проекта Ashyq в Алматы была возобновлена, но вместе с тем была прекращена регистрация новых участников. Вчера Агентство PRESS.KZ опубликовало интервью Татьяны САЛАТИНОЙ, руководителя общественной организации Ассоциация операторов фитнес-индустрии РК, (АОФИ) с просьбой о возобновлении приема участников проекта.



Что представляет из себя этот проект, с какой целью и кем он разрабатывался изначально — именно эти вопросы мы задали Директору Палаты предпринимателей Алматы НПП «Атамекен» Айтуару КОШМАМБЕТОВУ.




PRESS.KZ: Скажите, пожалуйста, проект Ashyq был разработан именно НПП «Атамекен» в качестве альтернативы карантинным мерам, что привело вас к такому решению?



Айтуар Кошмамбетов: В прошлом году, когда объявили ЧП, для нас это стало большой неожиданностью. Мы не поверили в начале, что это надолго, но в последующем, начали осознавать, что пандемия и, следовательно, карантинные ограничения затягиваются. Нам неизбежно нужно принимать какие-то меры, менять жизнь. Начали искать все возможные варианты: изучили мировой опыт, предложения наших предпринимателей, программистов. И в ходе долгих переговоров была разработана система Ashyq. Это система, которая контролирует, чтобы человек с положительным ПЦР-тестом не смог посетить определенные заведения, которые используют этот Ashyq.


Если брать предысторию: в декабре-месяце бизнес не мог работать, мы пригласили наше руководство — Председателя правления НПП «Атамекен» в Алматы. Провели встречу со всеми закрытыми на тот момент отраслями и, как вариант, предложили цифровое решение этого вопроса – Ashyq либо видеоконтроль, т.е. видеонаблюдение, которое может автоматически определять дистанцию, наличие масок и т.д. Есть такая программа у Казактелеком. Но у варианта видеонаблюдение есть ряд минусов. Во-первых: бизнес не рад, когда его тотально контролируют. Есть моменты касательно прав гражданина, т.к. картинка передавалась бы в специальный центр управления и мы должны её мониторить постоянно. Во-вторых: всё стоит денег. Преимущество Ashyq в том, что это бесплатно. Частный разработчик находится в Нур-Султанe и добровольно передал проект в пользование безвозмездно. Мы решили его использовать. 24 декабря провели первую встречу, а 18 января Ashyq начал работать. На тот момент было всего несколько отраслей, которые могли по нему (Ashyq) работать. Это общепит, хотя на тот момент он был открыт и участники проекта не имели никаких преимуществ. Все участники пилотного проекта добровольно участвовали, видимо, тогда уже оценивая перспективы введения новых ограничительных мер. Мы набрали в Алматы порядка 50 организаций, которые захотели поучаствовать для защиты своих клиентов, для своей защиты.


Пока Алматы находился в «зеленых» и «желтых» зонах (практически с января по март), проект не давал никаких преимуществ. Он работал, мы анализировали количество скачиваний, количество посещений, количество заболевших (такие факты тоже выявляли). С января по март 32 тысяч человек скачало; было порядка 25 случаев, когда выявлялись либо «красные», либо «желтые» сигналы, то есть посетитель либо контактный, либо имеет положительный ПЦР-тест. В феврале главный санитарный врач республики внес в постановление изменения и уже официально допустил Ashyq к использованию. Те объекты, которые использовали Ashyq, имели преимущество. Они работали по предыдущей санитарной зоне. Например, если мы в красной зоне находимся, они по желтой работают, если в желтой, то по зеленой работают. В этот проект могли войти фитнес-клубы, СПА, бассейны, компьютерные клубы, боулинг-клубы и бильярдные. Большинство названных видов деятельности год были закрыты. Для них это большая радость, что они снова работают. Конечно, у них есть свой алгоритм. Например, компьютерный клуб работал через одно посадочное место, все посетители должны быть постоянно в масках. Более жесткие требования, к примеру, чем в кафе. В бильярдной – через один столик. В боулинге – через одну дорожку. Все это было прописано. Мы считаем, что такие виды деятельности, как бильярд и боулинг, менее опасны, чем общепит.

Когда в марте Алматы начал переходить в красную зону, началось ужесточение ограничений, увеличилось количество желающих участвовать в этом пилотном проекте. Есть, конечно, ряд минусов, которые необходимо доработать. Сама программа не идеально работает, бывают свои технические сбои, серверные ресурсы неполноценны. Сами предприниматели не всегда добросовестно используют приложение, получают QR и пропускают людей без контроля. По таким фактам мы разбираемся, сразу же исключаем нарушителей из проекта без права восстановления.



PRESS.KZ: А кто именно занимался разработкой данного проекта и были ли другие альтернативы?



Айтуар Кошмамбетов: Мы были в поиске правильного решения. Есть государства, которые сразу разработали такие приложения(Гонконг, Сингапур, Малайзия). Они это оперативно сделали. На тот момент мы думали, что ЧП переждем, и все начнется как обычно. Но так не получилось. И уже после ЧП начали думать, искать варианты.


Это полностью бизнес-идея. Человек связан с НПП «Атамекен», член нашего регионального совета в Нур-Султане. Он предприниматель и разработка данного проекта — его добровольный вклад в помощь бизнесу, страдающему от ограничений. Было еще несколько предложений. Алматинское приложение называлось «QR Алматы», но оно пока проходило одобрение в PlayMarket и AppStore, очень много времени прошло. И мы выбрали то вариант. А, по сути, в алматинском приложении спектр функционала больше.



PRESS.KZ: Сейчас разработана таблица разрешенных видов деятельности и ограничений, действующих для каждой из трех зон, получившая в народе название «светофор». Но мы видим, что санитарные врачи постоянно меняют правила, прописанные в ней, на ваш взгляд, почему это происходит?



Айтуар Кошмамбетов: В разработке «светофора» большое участие принимал и НПП «Атамекен», инициатором был. Потому что бизнесу и гражданам надо понимать четкие правила: как жить, как планировать. То есть, если услышали новости, что идет увеличение, то через какое-то определенное время, возможно, будет график меняться и уже можно планировать свою деятельность. Справедливо и честно, так работать. Мы были очень рады, что это было принято. А потом начали постановления выпускаться, которые вступают в силу моментально либо на следующий день. Мы категорически против этого. Хотим, чтобы был единообразный подход по всей стране. И до сих пор на этом настаиваем. Буквально вчера НПП «Атамекен» выступил с официальным заявлением, в котором говорится, что в Нур-Султане как раз более-менее все эти требования соблюдаются. Даже после вхождения в красную зону 5 дней наблюдается эпидситуация. Если идет ухудшение, принимается постановление и через 3 дня оно вступает в силу. Нур-Султан действует именно так. К сожалению, у нас все происходит моментально, молниеносно. Хотя бизнеса у нас в два раза больше, чем в том же Нур-Султане, и жителей тоже больше. «Атамекен» выступил с заявлением, что необходимо в пример брать город Нур-Султан, так же давать возможность людям планировать.



PRESS.KZ: Сейчас Главный государственный санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин стал, пожалуй, самой упоминаемой фигурой в социальных сетях. О нем пишут, к нему обращаются, с ним создают мемы. Неужели он действительно настолько всемогущ и самостоятелен в принятии своих решений?



Айтуар Кошмамбетов: Конечно, любое решение принимает не один Жандарбек Мухтарович. Да, он Главный государственный санитарный врач и значимость его сейчас сильно возросла, и роль, и функционал. Но в период действия ЧП был организован оперативный штаб, межведомственная комиссия, включающая в себя руководителей структурных подразделений: подразделения акимата, ДЧС, полиции, медики. В том числе НПП «Атамекен». Это какой-то коллегиальный орган, который вместе совещался и принималось решение. Сейчас такого формата ежедневного нет, но в целом решения принимаются похожим образом. Аким города собирает главного санврача, представителей НПП «Атамекен», все структурные подразделения, всё управление акимата, ДЧС, и вместе обсуждают разносторонние вопросы.


К сожалению, у людей уже сложилось мнение, что Жандарбек Мухтарович – олицетворение всех наших проблем. Люди воспринимают все его постановления как личные волеизъявления — будто бы он захотел так, захотел иначе. Но на самом деле так это не работает. Очень сильное влияние на принимаемое решение имеют не только наш городской штаб и аким города, но и министерство здравоохранения, и главный санитарный врач страны, и межведомственная комиссия. Алматы – это крупнейший город в стране. Очень много внимания уделяется ему отдельно. Невозможно на нашем уровне быстро какое-то решение принять, не согласовав его со всеми перечисленными лицами.



PRESS.KZ: Сейчас у многих возникают вопросы: а насколько законны те Постановления и ограничения, что утверждает санитарный врач? И если при режиме ЧП или ЧС они были юридически обоснованы, то как с этим обстоит дело сейчас?



Айтуар Кошмамбетов: Вопрос специфический. Есть в законе санитарно-эпидемиологической безопасности нормы, которые разрешают в период, когда пандемия, принимать подобные акты. Да, он не считается нормативно-правовым актами, но юридически есть основания такие акты принимать. Что касается введения регионального ЧС, это относится к компетенции президента. Если он может в отдельном регионе ввести чрезвычайное положение, то там будут какие-то специфические условия — ограничения передвижения, ограничения работы. Этот вопрос мы тоже инициировали, для того чтобы граждане получали соответствующие компенсации.



PRESS.KZ: Много жалоб поступает и на действия мониторинговых групп. К сожалению, мы прекрасно знаем, насколько высоки коррупционные риски в стране. НПП «Атамекен» как-то отслеживает ситуацию?



Айтуар Кошмамбетов: В этом направлении НПП «Атамекен» проводится большая работа. Все факты, которые вскрывались, например: в Уральске взламывали компьютерный клуб закрытый, или в Алматы, буквально на днях, выявлена фейковая мониторинговая группа, которая орудует, ездит по заведениям и требует закрытия (это повод для коррупции). Были факты, когда в Павлодаре женщина не надела маску, она — продавец магазина, ее арестовали на несколько суток. То есть, такие жесткие факты мы всегда афишируем, пытаемся защитить максимально. У нас очень хорошие взаимодействия с прокуратурой налажены, не на словах, а на деле. Они реагируют на такие незаконные действия. Были факты, когда в Алматы необоснованно отключали воду, свет. Мы тоже выносили это на общественное обсуждение, и прокуратора отменяла, буквально за сутки восстанавливала. Подобных моментов очень много. Сейчас время такое, когда мы все находимся в непонятном положении. Мы мониторим, у нас есть телеграмм-канал Бизнес Штаб Алматы, в который поступало очень много заявок, фейсбук. Каждый сотрудник у нас свой личный номер дает, чтобы предприниматели связывались. Есть мобильная группа при прокуратуре. По мониторингу если жалобы есть, мы готовы выносить, если не обоснованные действия, коррупция. Готовы доводить до конца, вплоть до довольно серьезных санкций. Только по этой причине наши сотрудники вошли в мониторинговые группы, чтобы хоть как-то соблюдать баланс. Когда мы увидели, что в мониторинговые группы не входят представители НПП «Атамекен» или общественники — это «перегибы». А если это сами участковые ходят, то они могут создать фейковую мониторинговую группу какую-нибудь.



PRESS.KZ: Вы собираетесь расширять число участников проекта Ashyq?



Айтуар Кошмамбетов: Ashyq — наша инициатива, и мы хотим, чтобы участников было больше. Не для того, чтобы «масса» была, а для того, чтобы мы какую-то альтернативную систему закрытию придумали, чтобы бизнес мог функционировать. При определённых эпидситуациях у нас есть контроль, и мы можем продолжать жить, а не так чтобы при каждом скачке все закрывались. Так же функционал Ashyq мы предложили после уже массовой вакцинации переформатировать на предмет не ПЦР-тестирования, а на наличие вакцины.



PRESS.KZ: Вам не кажется, что изначально сама идея проекта была подана немного неправильно, и люди восприняли ее как сегрегацию?



Айтуар Кошмамбетов: Неправильно начали позиционировать в начале. Неправильно подавалась информация. У людей было отторжение. Я согласен с этим, это какой-то небольшой провал. Люди начали использовать уже больше 80 тыс. скачиваний, значит, мы должны эту работу проводить дальше. Первое заявление делал не «Атамекен», а другие органы.


PRESS.KZ: Что мешает принятию новых участников в данный проект?

Айтуар Кошмамбетов: На самом деле у санврачей есть как бы отторжение этой программы, потому что на них возлагается дополнительная работа. В нынешних условиях у них довольно большой объем работы, ресурсов мало. В советское время никаких «Ашиков», никаких программных решений не было современных. Сейчас же надо перестраиваться и учитывать нынешние реалии. А мы хотим их перестроить на новый формат — сейчас надо с этим жить, нельзя ничего останавливать.


PRESS.KZ: Вам не кажется, что действовать только ограничительными мерами, не предоставляя людям компенсацию, — очень опасно, в итоге может просто произойти социальный взрыв?


Айтуар Кошмамбетов: У нас было в воскресенье заявление Максима Барышева, председателя Регионального совета. Когда он озвучил, что 50 тысяч предпринимателей, у которых работают 250 тысяч занятых, сейчас остались либо с ограничениями, либо закрыты полностью. Если мы продолжаем так же им не давать работать, то это стоит 2 миллиарда тенге в день. Аким на это быстро отреагировал. В тот же день мы провели совещание, он приказал дать свои предложения для поддержки бизнеса. Это очень хороший шаг. И буквально вчера, спустя 2 дня, обсуждались конкретные меры поддержки. Что мы предложили: компенсировать затраты на аренду, на коммунальные услуги для бизнеса, дать отсрочку по налогам, по всем выплатам, отсрочку по кредитам, исключить все штрафы по этим пунктам, выплаты в 42500, что-то в этом роде. Плюс, мы считаем очень объективный фактор реальной работы бизнеса и вклад, и объемы в него — это налоги. Предложили вернуть часть налогов, выплаченных ранее в 2020 году. А если кто-то освобожден от налогов, как, например, микро-бизнес, то взять у него сумму за основу оборота его кассового аппарата за 1 месяц. Исходя из этого, какую-то долю вернуть назад. Все предложения мы озвучили. Главный наш посыл, конечно, лучше, чтобы нас не закрывали, лучше, чтобы нам дали возможность работать. Но, если закрываете, учитывайте — один день простоя стоит столько-то. Даже, может быть, раньше нужно об этом объявлять: «Мы вас закрываем, одновременно — вот меры поддержки, обращайтесь туда-то». Поэтому уже в эту пятницу будет обсуждаться новое постановление санврача с участием всех отраслей бизнеса, которые сейчас ограничены. И полагаем, что будут какие-то смягчения.



Беседовал Сергей АЛЕКСЕЕНОК.



5835

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!