Ая Калиева: Я хочу знать основание моего увольнения…

Ая Калиева: Я хочу знать основание моего увольнения…
Тип статьи:
Авторская

18 февраля этого года зрителей, пришедших в Казахский национальный академический театр оперы и балета им. Абая на показ спектакля Г. Доницетти «Любовный напиток», ждал необычный выход на поклон. Традиционно на него выходят только артисты, задействованные в спектакле, но в этот раз к зрителю вышла почти вся труппа театра. К сожалению, причина такого поступка имела печальный, если не сказать трагический, для театра повод. Ведь именно в этот день со своего поста была уволена директор КазНАТОБ им. Абая, заслуженный деятель Республики Казахстан, кандидат педагогических наук, магистр делового администрирования (MBA), композитор, музыковед, общественный деятель, Ая КАЛИЕВА.


Внезапность и обстоятельства, ставящие под сомнение законность, а, главное, рациональность данного действия со стороны Минкульта и вынудили актеров выйти к зрителю с требованием оставить Аю Калиеву на занимаемой должности.


Буквально на следующий день на ее должность был назначен Таир КАРАТАЕВ, ранее возглавлявший Казахскую государственную филармонию им. Жамбыла и бывший заместителем Аи Калиевой на посту директора в 2019 году.


Ситуация приобрела широкую и несвойственную в наших краях огласку: ведь обычно подобные увольнения проходят тихо, но в этот раз действия чиновников встретили жесткий отпор как со стороны самой Аи Жакеновны, так и возглавляемого ею коллектива, и широкой общественности. Вынудили первых дать хоть какое-то подобие объяснений своим действиям, что они и сделали 19 февраля.

«Хотим пояснить касательно ситуации, возникшей с увольнением директора РГКП „Каз НАТОБ“ Калиевой А.Ж. Вышеуказанное лицо было освобождено от занимаемой должности в соответствии с подпунктом 2) пункта 1 статьи 30, пунктом 1 статьи 51, подпунктом 23) пункта 1 статьи 52 Трудового кодекса РК. Согласно пункту 1 статьи 51 Трудового кодекса РК, трудовой договор, заключенный на определенный срок, прекращается в связи с истечением его срока.

Учитывая, то, что руководителем исполнительного органа является директор, уполномоченный орган оставляет за собой право расторжения трудового договора. В данном случае трудовой договор с Калиевой А.Ж. был заключен на определенный срок, то есть до 18 февраля 2021 года. В связи с чем, уведомление о расторжении трудового договора Министерством культуры и спорта РК был направлен Калиевой А.Ж. за месяц до истечения указанного срока трудового договора. Приказ был направлен заказным письмом с уведомлением и на официальный адрес театра.

Следовательно, нарушений в действиях уполномоченного органа отсутствуют. В настоящее время, учитывая опыт работы, ее кандидатура рассматривается на другую должность».

В сети сложившаяся ситуация бурно обсуждалась пользователями, которыми выдвигались различные версии произошедшего — от вариантов, что место освободили для нужного человека, до предположений, будто причиной увольнения стали решительные действия Аи Калиевой во время пандемии и карантинных ограничений.

Наш специальный корреспондент встретился с Аей Калиевой и попросил прокомментировать сложившуюся ситуацию:


— Ая Жакеновна, министерство в комментарии утверждает о соответствии своих действий трудовому законодательству, вы же говорите о незаконности их приказа. Можно узнать причину таких разночтений?

— В 9 утра 18 февраля мне на мессенджер WhatsApp, даже не на электронную почту, выслали приказ о том, что 18 февраля 2021 года является последним днем моей работы. Если Министерство предполагает, что у меня срочный договор, а он у меня бессрочный, то и тогда он бы заканчивался только 19 февраля. Именно этот день и был бы последним, согласно договору, заключенному со мной 19 февраля 2018 года.

Подобная поспешность мне непонятна до сих пор. Как и форма передачи приказа. Все-таки ватсап не совсем официальный канал для такого рода вещей. В тот же день я получила и второй приказ о назначении И.О. директора театра моего заместителя Каражанова К.Б.? Правда, пробыл он в этом статусе совсем недолго. Меньше суток.

Оба приказа оказались за подписью вице-министра МКиС РК Дауешова Нуркисы.

Но не столько выбранная «оригинальная» форма ознакомления меня с приказом, ни поспешность, с какой это все делалось, повлияли на мое решение «взять микрофон», сколько – непонятная причина этих действий.

Признаюсь, меня, как руководителя, оскорбила та небрежность, с которой был составлен документ: там элементарно не было главного – основания, по которому меня уволили. А объяснения министерства, представленные в открытых источниках, сильно возмутили, потому что распространяют заведомо ложную информацию, оправдывая свои неправомерные действия, и вводя в заблуждение общественность.

Мало того, что упоминают не те статьи, так еще и заслуженного деятеля Казахстана упоминают как безымянное «лицо» и «оно» — это уже говорит о «культуре» отношения министерства к первым руководителям предприятий Республиканского значения.

Министерство ссылается на статьи 30, 51, 52 Трудового кодекса, которые определяют процедуру заключения, продления и расторжения договоров, но не могут являться основанием для прекращения трудовых отношений. Говоря сухим языком закона, пункт 2 статьи 61 трудового кодекса – в акте работодателя должно быть указано основание прекращения трудового договора в соответствии с Кодексом. Без этого приказ нелегитимный. Получив эту «филькину грамоту» в 9 утра, можете представить мою реакцию?!

На сегодняшний день3 марта, у меня до сих пор на руках нет официального приказа, который в соответствии с пунктом 3 статьи 61 Трудового кодекса РК должен быть в течении 3х рабочих дней со дня издания акта работодателя вручен мне лично или по почте заказным письмом с уведомлением о его вручении. Возможностей вручить приказ в соответствии с действующим законодательством у Министерства было достаточно. Даже 19 февраля, в день представления и.о. директора, вице-министр не пригласил меня и не ознакомил с приказом, который при этом зачитал коллективу в мое отсутствие.

Я, как опытный руководитель, отлично понимаю, что любое место, на которое нас назначают, не может быть вечно вашим, но я всегда работаю в правовом поле, вкладываю все свои силы и профессионализм, чтобы соответствовать высоким требованиям, предъявляемым первым руководителям. Я против грубых нарушений закона и не только в отношении себя.




— Вы упоминали о своем опыте работы на руководящих должностях, можно немного подробнее?



— Действительно, должность директора КазНАТОБ им. Абая — не первая руководящая должность в моем послужном списке. В 2010 году я возглавила Алматинский музыкальный колледж имени П. И. Чайковского и проработала там 5 лет. С 2015 по 2018 годы была директором Алматинского хореографического училища имени А. Селезнева. В ноябре 2018 года была переведена в качестве первого руководителя в Казахскую государственную филармонию им. Жамбыла, а в декабре этого же года возглавила Казахский государственный академический театр оперы и балета имени Абая. Такие стрессы закаляют и дают бесценный опыт.
На каком бы месте я не оказалась, я всегда следую своему главному принципу начинать с чистого листа, при этом сохраняю весь положительный накопленный опыт предшественниками и никогда не ищу в их деятельности недостатки.

Хорошо помню тот непростой период для театра. Обстановка в храме искусства напоминала паровой котел, готовый взорваться. Ко мне в кабинет забегали одновременно по нескольку десятков человек и каждый со своими требованиями. Было непросто, но мы нашли в себе силы и время для диалога, и, в итоге — общий язык. Наладили рабочие профессиональные отношения, став не только дружным коллективом, но и большой семьей.

Мы развивали деятельность по нескольким направлениям, в соответствии с традициями старейшего театра и государственными программами развития культуры в стране. Одно из важных направлений – это сохранение и популяризация национального оперного и балетного наследия.

История ГАТОБ – это история зарождения, становления и развития казахского оперного и балетного искусства. Понимая важность и ценность работы в этом направлении, мы с коллективом проделали колоссальную работу в сторону восстановления и популяризации национальных спектаклей, а также отдельных имен великих деятелей, внесших огромный вклад в развитие оперного театра. Конечно, то, что мы наметили – это работа не одного года. Но даже этот небольшой промежуток времени моей работы в качестве первого руководителя с учетом карантинного периода уже дал свои положительные плоды. Значительно расширилась зрительская аудитория и не только по ее количественным показателям, но и по качественным.

Нам удалось пробудить интерес у молодежи к национальному оперному искусству. Мы возродили и представили зрителю визитную карточку нашего театра оперу «Абай» в аутентичной постановке 1944 года, при этом выведя на сцену три поколения исполнителей главных партий Абая, Айдара, Ажар. Были проведены интересные юбилейные проекты мэтров оперного искусства Бибигуль Тулегеновой, Еркегали Рахмадиева, Сыдыка Мухамеджанова, Шамши Калдаякова, Гульфайрус Исмаиловой, Евгения Брусиловского, Каныбека Байсеитова, Курманбека Жандарбекова и, конечно, Абая Кунанбаева. А в этом году мы планировали открыть для зрителей практически неизвестную оперу Латыфа Хамиди «Жамбыл». Таким же неожиданным и ценным сюрпризом для зрителей в прошедшем году, стал концерт «Ұлы Абайға тағзым», в котором впервые прозвучали песни и романсы казахстанских композиторов на стихи Абая для симфонического оркестра, хора и солистов оперы. Вот такие музыкальные подарки зрителям не случайны. Ведь я по профессии композитор и музыковед, изучающий и пишущий различные статьи. Поэтому я с огромным интересом открыла богатейшее наследие театра как для себя, так и для широкой аудитории. И заботясь о его сохранении, предложила генеральному спонсору театра «Халык банк» осуществить реализацию совместного проекта по оцифровке всего нотного депозитария, и создать центр по изучению казахского композиторского наследия.



— Ая Жакеновна, в сети под новостью о вашем увольнении расцветают различные теории о нём: от необходимости освободить место для нужного человека до теорий заговора. Мол, вам не простили противостояния с санитарными врачами и карантинными ограничениями. Что вы думаете на этот счет?



— В том то и дело, что думать я могу теперь что угодно. Ведь, повторюсь, основания для моего увольнения мне так и не предоставили.
Знаете, все мои назначения проходили в строгом соответствии с законодательством РК. Но, как говорится, все в этой жизни бывает в первый раз.

Что касается освободить место для нужного человека? Я знаю Таира Каратаева, он недолгое время был заместителем директора по менеджменту и маркетингу в театре, но в 2020 году был переведен в Филармонию.

Относительно слухов про мои баталии с санитарными службами города, скажу, что это не так. Я действительно решала вопросы о предоставлении театру возможности функционировать в новых условиях. Вопросы решались путем переговоров и взаимопонимания. Я лично встречалась с главным санитарным врачом Алматы Жандарбеком Бекшиным и объясняла: нельзя ставить в один ряд театры и кинотеатры. Ведь театр при отсутствии репетиций теряет не только деньги и зрителей, он теряет Артистов. После большого восьмимесячного карантина артисты с трудом восстановились и, повторная изоляция, и остановка деятельности, могла привести к непоправимым последствиям как физиологического, так и психологического характера.

Конечно, положительных результатов удалось достичь не сразу, но нас услышали и пошли на встречу.

Что касается результатов работы нашего коллектива в период карантина, то об этом могу говорить много и с гордостью. Карантинные ограничения были полной неожиданностью для театра, однако мы сумели оперативно мобилизоваться и сделать много интересных онлайн-проектов: концерты из дома, лекции, уроки, семинары, стримы, фестиваль, конкурс и даже принять участие в пяти международных проектах.

Все это позволило нам занять третье место среди театров стран СНГ по онлайн эфирам и популярности у зрителей, и первым среди театров Казахстана по публикациям в СМИ и онлайн трансляциям.


— Я не сторонник теории заговора, но в том же интернете часто выдвигают версию о том, что государству выгодно уничтожение культуры и образования. Ведь необразованными людьми легче управлять.



— Категорически не соглашусь. Поверьте, именно с образованными и культурными людьми легче всего договариваться и налаживать диалог власти. Именно необразованная масса всегда будет главной угрозой, склонной к бунтам и выражению своего неудовольствия путем массовых беспорядков. Да и та поддержка, которую оказывает культуре государство, те программы, которые направлены на формирование духовных ценностей общества, повышение образовательного уровня всего населения, подтверждают заинтересованность государства в грамотном, образованном и культурном обществе.

— Ваши планы на будущее? Вернетесь ли вы, если будет возможность, в театр?



— Сейчас я поняла, насколько устала от постоянных вызовов, что щедро дарили мне последние должности. Без лишней скромности скажу: все три культурных объекта, которые я возглавляла на протяжении последних 11 лет, достались мне не в самомлучшем состоянии. Только объединившись с коллективами, мы сумели найти выход из обстоятельств и совершить определенные прорывы. Но все это стоило безумных затрат сил и морального напряжения, так что сейчас я рада возможности взять перерыв и посвятить его в том числе и самообразованию, и, простите, просто отдыху.

Если возникнет возможность вернуться, то я, конечно, вернусь при соблюдении ряда условий, в том числе принесения мне элементарных извинений за обстоятельства моего увольнения.

Считаю, что со мной, как и с любым человеком надо разговаривать, ведь мы все заслуживаем диалога. Тем более все должно быть в рамках закона, ведь «кон» и есть та черта, за которую нельзя переходить.




Надеемся, ситуация разрешится в ближайшее время, и независимо от итогов ее все-таки удастся перевести в законное, правовое и, главное, культурное русло. Не будем забывать, что главным действующим лицом здесь выступает то министерство, которое и должно определять культурный уровень нации.



Сергей Алексеенок




ФОТО: ХОРЛАН МУКАШЕВА

44970

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!