2018: год данных_SAXO BANK

2018: год данных_SAXO BANK

2018: год данных


Крис Трюс, руководитель отдела финансовых технологий, Saxo Bank

Мы часто слышим, что законодательное регулирование и развитие технологий являются основными катализаторами перемен в банковской сфере. Это действительно так, однако подобный взгляд может отвлечь нас от других важных моментов. В 2018 году реформа нормативно-правовой базы и технологические инновации по-прежнему будут весьма существенно менять облик банковской сферы.

Однако в основе этих изменений лежат силы, требующие фундаментального переосмысления и перестройки банковских бизнес-моделей и операционных структур, причем в обоих случаях главный упор должен быть сделан на работу с данными.


Мы знаем, что благодаря новой директиве PSD2 и использованию API клиентские данные, хранящиеся на стороне банков, станут более мобильными и доступными. Впрочем, каким бы показательным ни был этот пример, он является лишь частью грядущих изменений. Сегодня экономическое взаимодействие в большей степени осуществляется при помощи цифровых технологий, количество данных и их источников бьет все рекорды. Все это демонстрирует сдвиг в области создания, передачи и хранения финансовых данных, который требует от банков внедрения бизнес-моделей, ориентированных на использование цифровых данных, если они не хотят остаться не у дел.

При господстве аграрной, безденежной экономики производство ценностей и обмен ими осуществлялись через определенные узловые точки типа рынков с ограниченным количеством участников и операций, а также с весьма немногочисленными связями между этими узловыми точками. Подобные децентрализованные модели, для которых не требовалось значительного обмена данными, постепенно были вытеснены централизованными моделями, в рамках которых финансовые операции сочетались с воздействием государственных рычагов (например, казначейств, центральных банков, налоговых органов и т.д.), коллективно диктовавших правила финансового посредничества и контролировавших соответствующие потоки данных. В наши же дни мы наблюдаем возникновение распределенной модели, которая используется государством для надзора за общей структурой, позволяющей субъектам экономической деятельности выбирать, каким образом осуществлять передачу данных при помощи различных технологических инноваций типа API и блокчейна. В рамках этой распределенной модели потребители и платформы играют роль узловых точек сети, подключенной к API для получения доступа к различным потокам данных, а также для их обмена и координации.

В рамках такой «цифровой экономики» банки имеют доступ к большему количеству данных, однако, получают менее полное представление о действиях и потребностях клиентов. Многие другие отрасли уже испытывают на себе весьма значительное воздействие перехода на цифровые технологии, однако в 2018 году это воздействие станет намного более заметным именно в банковской сфере. В течение следующих 12 месяцев и далее мы будем наблюдать развитие трех «мегатрендов», ведущих к удовлетворению будущих потребностей клиентов и указывающих на преобразования, которые банки должны осуществить, чтобы остаться на плаву.

Первый мегатренд, который будет по-прежнему стимулировать преобразование банковских бизнес-моделей, – это быстрая цифровая трансформация услуг, которая уже весьма существенно изменила облик очень многих отраслей в течение последнего десятилетия. В рамках данного процесса активно используются технологические инновации, обеспечивающие более быстрое обслуживание, более широкий спектр услуг и большую простоту их использования, что должно оказать определенное влияние и на традиционную роль банков в цепочке создания финансовой стоимости. Чем больше цифровых услуг предоставляется компаниям и потребителям, тем более разнообразным становится поток генерируемых данных. Однако, банки все чаще используют цифровые решения третьих лиц, за счет чего рискуют потерять доступ и контроль над данными своих клиентов.

Сократив маржу и кардинально изменив бизнес-модели во многих других сферах, цифровая трансформация услуг сегодня напрямую затрагивает и банки. Наиболее яркий пример этому –
совершенствование системы регулирования открытого банкинга, которое является нашим вторым мегатрендом на 2018 год. После вступления в силу Второй директивы ЕС о платежных услугах (PSD2) регуляторы начинают поощрять конкуренцию со стороны финтех-компаний, в первую очередь – ослабляя традиционный контроль банков над информацией о счетах и операциях и одновременно поддерживая – прямо или косвенно – новых участников рынка, работающих в таких сферах, как управление частным капиталом и кредитование. Открывая дорогу для новых форм конкуренции и обеспечивая децентрализацию данных, новая структура дает фирмам возможность создавать выгодные предложения для потребителей, что заставляет банки приспосабливаться к сложившейся ситуации как с операционной, так и со стратегической точки зрения.

Хотя благодаря PSD2 клиенты могут самостоятельно решать, какие поставщики услуг могут пользоваться их банковскими данными, это лишь один из примеров третьего мегатренда – изменения «центра силы» в новой распределенной информационной модели создания финансовой стоимости. Растущее многообразие и мобильность потоков данных в цифровой экономике, как и увеличение их объемов, способствуют развитию этого мегатренда. Кроме того, он также поддерживается и реформами нормативно-правовой базы, которые отражают важность данных и цифровой идентификации личности в процессе их обмена и формирования отчетности. Например, Общий регламент ЕС по защите данных не только определяет, каким образом компании должны хранить и использовать данные, собранные в процессе операций, осуществляемых потребителями, но и дает потребителям возможность монетизировать свои цифровые активы при помощи новых прав предоставления доступа к своим данным или отказа в таком доступе.

На протяжении десятилетий банки обладали привилегированным доступом к клиентским данным, однако при этом изолированность их структур нередко сводила на нет усилия по формированию общей картины потребностей их клиентов. Хотя цифровая трансформация услуг во многих секторах создала настоящий кладезь данных, банки пока еще плохо подготовлены к полноценному использованию этой возможности.

Лишь немногие из них располагают возможностями или инфраструктурой, необходимой для эффективного сбора, хранения и анализа данных об операциях; кроме того, деятельность клиентов в данной сфере значительно фрагментирована и стремительно сокращается. При этом заметен реальный риск дальнейшего сокращения маржи, поскольку услуги банков становятся все менее понятными для конечного пользователя.

Впрочем, для банков, готовых к изменениям, существует альтернатива. В ответ на «цифровую революцию» в самых разных секторах постепенно начинают использоваться платформенные решения. Хотя существующие модели весьма разнообразны, их основной чертой является способность объединять различные ресурсы и связи в рамках гибкого ценностного предложения, данные которого в дальнейшем будут использованы для его доработки/улучшения. Объединяя данные, полученные от различных партнеров из сферы розничной торговли, с информацией об операциях – скажем, с помощью приложения по составлению бюджета – банки могут предоставлять ценную аналитическую информацию и выгодные предложения, получая взамен лояльность клиентов и комиссионные вознаграждения. Для того, чтобы сделать это, банки должны не просто провести переоценку своей системы управления данными, а также их агрегации и анализа, но и разработать новые предложения, развивать партнерства.

Скорость изменения нормативно-правовой базы финансового сектора, возможно, несколько замедлилась, однако в 2018 году дела уже не пойдут по-старому. 2008 год был не просто годом финансового кризиса.

Он также ознаменовал собой начало эпохи цифровой трансформации, которая весьма существенно меняет нашу экономическую и социальную жизнь и постепенно ставит данные в центр новых бизнес-моделей. Банкам было давно известно, что эффективное управление данными является главным условием сокращения затрат и повышения эффективности работы посредством увеличения степени автоматизации, а также эффективной защиты от киберугроз и иных преступлений в финансовой сфере.

Рынки распределенных данных, функционирующие в рамках современной цифровой экономики и стимулируемые самыми разными инновациями типа блокчейна, облачных вычислений и искусственного интеллекта, представляют собой более фундаментальный сдвиг.

По сути, 2018 год станет решающим для преобразования банковских стратегий управления данными, операционной инфраструктуры и бизнес-моделей.

12:54

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!