Настоящий открытый банкинг выходит далеко за пределы Европейской директивы PSD2

Настоящий открытый банкинг выходит далеко за пределы Европейской директивы PSD2

Настоящий открытый банкинг выходит далеко за пределы Европейской директивы PSD2


Автор: Бенни Бойе Йохансен, Руководитель проекта Open API

13 января вступил в силу законодательный акт Европейского Союза, известный как Директива об оказании платежных услуг (Payment Services Directive, PSD2). Этот документ обязывает банки предоставлять сторонним компаниям возможность разрабатывать программное обеспечение, дающее клиентам банка доступ к их счетам и позволяющее проводить платежные операции. Другими словами, от банков теперь требуется открыть свои данные для третьих сторон.

Реализация PSD2 вызвала активное обсуждение темы открытого банкинга, но истинная модель открытого банка требует намного большего, чем простое выполнение положений PSD2. С тех самых пор, как первый проект директивы PSD2 увидел свет в 2015 году, мнения в отрасли в отношении этой инициативы разделились.

Некоторые банки рассматривают открытый банкинг в лучшем случае как источник дополнительных затрат, а в худшем – как угрозу. Они не только уверены, что им приходится разрабатывать дополнительную IT-инфраструктуру, необходимую для поддержки сторонних приложений, они также рискуют утратить контроль над большей частью пользовательского интерфейса, который в сегодняшнем цифровом мире в очень большой степени обеспечивает впечатления клиента от банковского бренда. В связи с этим, банки из этой категории с неохотой предоставят доступ к своему интерфейсу, как требует директива PSD2, одновременно наращивая инвестиции в разработку собственных банковских порталов.
Другие банки придерживаются противоположных взглядов и усматривают в инициативе открытого банкинга новые возможности. Они считают, что открытость будет способствовать повышению конкуренции, расширению инноваций и, в итоге, лучшему пользовательскому опыту. За счет открытости и стимулирования сотрудничества они могут обеспечить эти преимущества без существенных дополнительных вложений в и предоставить более качественную поддержку различных клиентских сегментов.

Нет ничего удивительного в том, что Saxo Bank принадлежит ко второй группе, и во многих отношениях наш бизнес был построен с учетом перспектив открытого банкинга. С тех самых пор, как в 2001 году мы подписали первое соглашение о партнерстве по схеме White Label (концепция, согласно которой одна компания производит товары или услуги, а другая продает их под своим брендом – прим. перев.) мы стремились обеспечить интеграцию нашей платформы с бизнесом наших клиентов – от этого зависел успех нашего партнерства. В конце концов, лишь в очень немногих отраслях производитель продукции полностью контролирует розничные продажи. Если речь идет о росте бизнеса, как территориальном, так и по клиентским сегментам, быстро становится понятно, что для этого нужно устанавливать партнерские отношения на местном уровне. Розничные магазины являются тому хорошим примером. Можно купить рубашку марки Hugo Boss в фирменном магазине Hugo Boss, а можно – в Galeries Lafayette в Париже, в Saks на Пятой авеню или в интернет-магазине Amazon. Так почему бы не сделать так же в банковском бизнесе?

С 2001 года, было реализовано наше первое партнерство по схеме White Label, наши возможности в области открытости к интеграции постепенно, но постоянно расширялись. В 2013 году мы приняли стратегическое решение разработать новое поколение своих торговых платформ на базе HTML5, работающих только на хорошо документированном OpenAPI. Двумя годами позже, в мае 2015, мы выпустили новую мобильную торговую платформу SaxoTraderGO, построенную на OpenAPI, а еще шесть месяцев спустя осуществили официальный запуск своего OpenAPI для отбора существующих и новых партнеров. Это позволило нам занять свое место в ряду первопроходцев открытого банкинга.

Конкурентоспособность нашего OpenAPI была довольно высока, в нем были все функции, необходимые для построения полноценной торговой платформы, включая цены в режиме потока, графики, обновление в реальном времени остатков по счетам, позиций и списков заказов, а также, разумеется, возможность совершать торговые операции. При этом ценностные преимущества этого предложения были совершенно ясны. При наличии открытого доступа к нашей инфраструктуре «банкинг как услуга», в основе которой лежат облачные технологии, наши услуги стали более актуальными для широкого круга клиентов, что в итоге привело к лучшему впечатлению пользователя. Например, позволив представляющему брокеру в Китае разработать собственный пользовательский интерфейс для обслуживания клиентов в этом регионе, мы получаем преимущества в виде сотрудничества с местным высококвалифицированным специалистом и понимания китайского рынка. Аналогично, если мы дадим возможность солидной австралийской фирме по управлению капиталом создать простое консультативно-информационное приложение, ценность совместного предложения также повысится.

В обоих случаях наличие добавленной стоимости очевидно, и существует четкий способ ее монетизации. Получение более позитивного и практичного опыта широким клиентским сегментом обеспечивает увеличение выручки за счет расширения торговой и инвестиционной деятельности.

Нетрудно понять, однако, почему некоторые банки сохраняют скептический настрой по отношению к открытому банкингу. В то время как предложение Saxo Bank по открытому банкингу предоставляет возможность вести торговые и инвестиционные операции на глобальных финансовых рынках, большинство решений открытого банкинга, созданных из необходимости исполнения директивы PSD2, обладают весьма ограниченной функциональностью, поэтому показать их прямое влияние на конечный финансовый результат труднее. В настоящее время единственное, что делают сторонние приложения, соответствующие требованиям PSD2, это: (а) получают список счетов, включая операции и остатки по ним и (б) инициируют платежные операции. Хотя розничные клиенты, возможно, и оценят улучшенный обзор своих операций и упрощенное проведение платежей, но этого может быть недостаточно для развития прибыльной модели, которая приведет к выгоде как для разработчика приложения, так и для банка.

В этом смысле директива PSD2 – важный шаг навстречу «настоящему» открытому банкингу, но на ней свет клином не сошелся. Те, кто имел дело с сообществом новых (финансово-технических) проектов, знакомы с концепцией Минимально жизнеспособного продукта (Minimal Viable Product, MVP): выпуск на рынок самого малого из возможных продуктов с целью изучения реакции на него. Вместо того, чтобы годами разрабатывать бизнес-планы, пытаясь проанализировать способы получения наилучшего продукта, можно просто создать MVP и вывести его на рынок, чтобы быстро получить обратную связь. В этом отношении PSD2 – скорее MVP, нежели полноценный продукт.

Хотя директиву PSD2 зачастую понимают как синоним открытого банкинга, последний включает в себя намного больше. Скорее всего, проявление настоящих возможностей открытого банкинга и реальных материальных выгод станет возможным, только если сегодняшние сторонники открытого банкинга станут мыслить категориями более широкими, чем PSD2. Да, клиентам нужно делать платежи, и возможно, что, используя лучшее мобильное приложение, они смогут делать это немного быстрее и дешевле. Но клиентам также, безусловно, нужен доступ к понятным, дешевым, прозрачным и простым способам инвестирования, торговли и управления своим богатством. Поэтому настоящая инициатива открытого банкинга должна удовлетворять именно эти потребности.

И не пора ли – притом, что эта первая фаза открытого банкинга уже находится в процессе реализации – уже вести речь об открытом богатстве?

15:01

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!