Агроэксперт: Генпрокуратура убивает тепличный бизнес

Агроэксперт: Генпрокуратура убивает тепличный бизнес
Тип статьи:
Авторская

Генпрокуратура убивает тепличный бизнес, об этом заявил агроэксперт Кирилл ПАВЛОВ на своей странице в Facebook.


Текст публикуется с разрешения автора. Орфография и пунктуация автора сохранены.


«Как думаете, сколько будут стоить огурцы или помидоры зимой? А если Генпрокуратура обанкротит до этого кучу промышленных теплиц?


На днях несколько крупных тепличников на юге Казахстана получили уведомления о возврате субсидий, которые фермеры даже близко в руках не держали. Государство требует взыскать с фермера деньги, которые он не получал.


Фермерам вручили уведомление от управления сельского хозяйства, в котором пишут, что государству в лице аграриев нанесен ущерб, например, как в случае с КХ «Зауре» (а мы каждый случай будем разбирать персонально) – 175 000 000 тенге.



Самое интересное, что эти деньги, как и положено правилами субсидирования, были отправлены на спецсчёт в АКК для погашения основного долга. Государство переложило бабло из одного кармана в другой, а теперь хочет, чтобы фермер докинул со своих еще столько же, возместив какой-то ущерб, сшитый откровенно белыми нитками.


К каждому такому уведомлению УСХ прикрепили очень интересный документ — «заключение государственного аудитора, привлеченного для участия в проверке в качестве специалиста». На основании этого документа с фермеров теперь и требуют возврат средств.



Каждое такое заключение написано, если не под копирку, то как минимум — по шаблону, но причины все-таки есть разные и разные, хоть и нелепые. А еще, в своих заключениях государственный аудитор ссылается не на правила субсидирования, а на некое разъяснение Минсельхоза. Не на закон, а на обычное письмо.


Но, давайте обо всём по порядку.


Весной 2019 году фермер берёт в АКК 660 мл. тенге в кредит на строительство трёх гектаров промышленных теплиц.


В мае 2019 года, фермер подает заявку через Qoldau на получение авансового платежа по инвестсубсидиям в сумме 175 млн. тенге.


Заявку одобряют, а деньги направляются на погашение основного долга в АКК, согласно ст. 39 «Правил субсидирования по возмещению части расходов, понесенных субъектом агропромышленного комплекса, при инвестиционных вложениях». Фермер доволен и все спокойны.


Осенью тепличный комплекс вводят в эксплуатацию и в конце ноября уже получают первый урожай.


Здесь важно сделать уточнение, что кредит от АКК – это не кэш в кармане, это деньги на спецсчёте, с которого они могут попасть только поставщику оборудования или подрядной организации, притом на каждую сделку надо предоставить абсолютно все документы и еще чуть-чуть, а последнюю кнопку «отправить платеж» нажмут в АКК, убедившись что средства пойдут поставщику. Шаг влево, шаг вправо – доступ забанят.


И вот, спустя 2 года, в мае 2021, некая Айгуль Сепетова, главный эксперт – государственный аудитор КВГА МФ РК, в присутствии старшего прокурора Абдибаева А., пять дней проверяет Минсельхоз и обнаруживает, что КХ «Зауре» и другие фермеры нанесли ущерб государству в сумме 175 млн. тенге.



И вину фермера Сепетова доказывает, ссылаясь на какое-то разъяснение МСХ, а не на официальное постановление, которым утверждены правила.


Аудитор каким-то образом в заключении так выворачивает наизнанку постановление, что получение субсидий без двухэтапных процедур, становится незаконным, хотя в правилах четко прописано, что это не требуется.



Аудитор докапывается до слова «строительство» и говорит, что строительство не субсидируется, ссылается на всё то же тайное разъяснение МСХ РК, хотя в постановлении паспорт проекта называется «Строительство тепличного комплекса».




В итоге фермер становится виноват, и Генпрокуратура требует с него взыскать эти деньги! Почему не с АКК? Почему не с акимата? Почему с фермера? Он ведь к ним даже не прикасался!


Отвечая на вопрос, поставленный в самом начале – если Генпрокуроры, как и обещают, подадут в суд на взыскание этих сумм, все счета и активы тепличных комплексов будут арестованы а деятельность парализована. Мало того, фермерам, помимо платежа по кредитам, придется искать где-то сотни миллионов тенге, чтобы выплатить, ведь суд никогда не пойдет против Генпрокуратуры.


А дальше рынок захлестнет разношерстный импорт, от дешевой отравы, называющейся овощами, до элитных плодов, стоимостью дороже мяса. И прогнозировать сейчас что-то позитивное невозможно.


Конечно, я понимаю, когда субсидии на маточное поголовье КРС получает салон красоты, то здесь безоговорочно – всех в кандалы и деньги вернуть. Но зачем искать черный ЛРТ ночью в Астане без освещения и фонарика, тем более, если его там просто нет?


Складывается ощущение, что кто-то решил монополизировать тепличный бизнес, ну или сосредоточить в одних руках. Иначе мне это рвение непонятно».