Идентификация скота - зачем нужны ушные бирки

Идентификация скота - зачем нужны ушные бирки
Тип статьи:
Авторская

О том, как внедрялась идентификации скота в Казахстане, с какими трудностями пришлось столкнуться в ходе процесса, а также, что делать, чтобы не допустить прежних ошибок при бирковании, рассказал бывший министр сельского хозяйства Асылжан МАМЫТБЕКОВ на своей официальной странице Facebook.


«Десять лет назад, в 2011 году МСХ начал массовую идентификацию сх животных. За 2 года эта работа была закончена. Впервые в стране на каждую скотину одели пластиковую ушную бирку, и данные этой бирки занеслись в он-лайн информационную систему. Таким образом, появилась возможность в любое время знать у кого, сколько и каких сх животных (не только по видам животных, но и в половозрастном срезе) есть в стране, в каком-либо регионе (область/район/ сельский округ) и населенном пункте. Можно было увидеть движение скота (рождение, убой, продажу, перемещение и т.д.), делать различный анализ.


Не скажу, что работа была начата только в 2011 году, то есть при начале моей работы в МСХ. Необходимость идентификации животных для развития животноводства, укрепления ветеринарной системы и эпизоотического благополучия в стране была на тот момент давно и многим уже понятно.
Принимались всевозможные потуги для решения этой задачи. Приняты были Правила, разработан «софт» для идентификации и т.п. Но, к сожалению, воз с места не двигался: биркование и учет в инфосистеме не шло», — говорится в посте.


С ЧЕМ ПРИШЛОСЬ СТОЛКНУТЬСЯ


«Какие были причины: (1) бирки были платными, и сельское население всячески саботировало этот процесс. А я напомню, что в те годы абсолютное большинство скота было в собственности личных подворий, то есть частных лиц. Например по КРС эта цифра была более 80 %, по МРС и того более. Люди не понимали, зачем нужна была эта айди бирка и какая от него будет польза. У профессиональных Фермеров скота было очень мало, да даже и они не видели в этом ни какого толка.


Кроме того, (2) информационная система Идентификации животных, которая была сделана в рамках ЕАСУ ( IT проект в МСХ) мягко говоря «тормозила». Этот софт был сделан по принципу «толстый клиент», и пользователи на уровне ветеринара села держали связь с сервером на районном уровне, а те в свою очередь с областным уровнем через (!!!) флешку. То есть все данные собирались на республиканский уровень «допотопным» образом. При сборе данных таким образом данные менялись и терялись самым разным образом: количество животных в районе могла круто снижаться или с космической скоростью вырастать в зависимости кто и как нажмёт кнопки, сбор данных задерживался на месяцы, корректность их оставляла желать лучшего. И это все происходило несмотря на огромные потраченные суммы (несколько миллиардов тенге) из госбюджета на информатизацию управления сельского хозяйства.


На вялотекучесть процесса сказывалось (3) отсутствие госветорганизаций на уровне области/района/села. Инспекторы из системы МСХ не в состоянии были одеть бирки всем и вся.


В этой ситуации (1) мы поменяли платные бирки на бесплатные, то есть ЛПХ и бизнес начали получать бирки на безвозмездной основе. В Минфине мы обосновали это как временную меру (примерно сроком на 5 лет) — пока не поменяется структура владельцев скота, и пока они не убедятся в нужности этого атрибута (ID бирки). И процесс пошёл!


(2) Мы поменяли тягучую и неповоротную информсистему на флэшке, на новую, сделанную на портальной основе, с центральным сервером в МСХ. И все «залетало»! Таким образом ветеринару не надо было все время таскать флэшки и «заливать» данные в район, а тем ещё выше. Все это время — до этого, весь процесс стоял колом. Новое решение позволяло видеть и работать с этими данными любым лицам (в зависимости от уровня доступа) в он-лайн режиме. Ведь данные идентификации нужны не только ветеринарам как было в старом решении (только около 2600 пользовательских мест было), а нужны многим: правоохранительным органам (например дорожной инспекции при контроле на дороге при перевозке владельцами своего скота), банкам и фининститутам (при финансировании и оформлении залога), акиматов, АП, Канцелярии ПМ, министерствам и тп., я уже не говорю про самих фермеров, которые были лишены возможности доступа в старую айти систему по идентификации.
Самое интересное, что эту, так называемую, новую информ систему мсх на тот момент создал без единой копейки бюджетных затрат, и очень быстро, можно сказать — «на коленках». В то время думали: разберём завал, и вернемся к этому вопросу на более системной основе. Для нас, на тот момент, было самое важное решить главную задачу — идентификацию и учёт. И эту задачу новая, на тот момент, система решала. А вот прослеживаемость, эпизот анализ, и более сложные вещи оставили на потом. Доработали систему маркировки бирок, внедрили штрих коды, создали эмиссионный (номеров) центр и вперёд! Время не ждало.


(3) Процесс ускорился с восстановлением структур госветорганизаций села и района. Об этом я писал ранее.


Однако, как обычно, ничто не оказалось более постоянным, как временное решение. Уже прошло 10 лет. С тех пор структура владельцев сх животных круто поменялась. Доля ЛПХ по стране (КРС) сократилось с 82% до 50 %, а в некоторых областях итого меньше. Многие из них поняли пользу бирок и идентификации. Представители бизнеса это поняли тем более.


(1)Однако бирки до сих пор покупаются за счёт бюджета. Как ни пародоксально, такое решение приносит больше проблем чем пользы для бизнеса. Закуп «копеечной» (относительно) продукции часто задерживается. Месяцами приплод ходит без идентификационных бирок, скот у которых бирки выпали (а выпадают бирки часто) не может продаваться и прочее. Бизнес жалуется и изнывает без бирок: так как многие бизнес процессы в животноводстве (скот купить, продать, заложить в залог, получить субсидию, племсвидетельства и т.п.) завязано на идентиф номерах. Поэтому если раньше кого-то надо было уговаривать бирковать скот, то сейчас фермеры буквально требуют обеспечить их скот бирками, так как по Правилам только бирки по госзакупу могут быть служить идентиф атрибутом для государственной идентификационной информсистемы.


(2) Идентификационная информ система, созданная как временная, до сих пор не модернизирована. Прослеживаемость (принцип «от стойла до стола») не решена. Многие задачи которые стоят перед отраслью отложены на бессрочный период.


При этом есть компании, которые могут и хотят решить эти задачи без госсредств. Но, увы, воз и ныне там!


(3)Госветорганизации хоть и фунционируют на местах, но уровень их оснащенности, администририрования их работы не улучшается. В 2017/18 году была запланирована работа по оцифрованию работы госветорганизации и ветлабораторий. Но она остановилась», — пишет Асылжан Мамытбеков.


ЧТО НУЖНО УЧИТЫВАТЬ


«Что надо делать:


(1) во многих странах в мясном животноводстве происходит переход от обычных на радиочастотные (rfid) бирки. Так как в этом случае информация «зашита» «невидимым» образом, то форма такой бирки более обтекаема, эргономична. Поэтому радичастотные (rfid) бирки лучше держаться на ушах скотины, меньше цепляются и падают. Самое главное они делают процесс управления стадом: учет, взвешивание, другие манипуляции более ускоренным, эффективным;


Надо осуществить переход на самостоятельное обеспечения бирками для организованных хозяйств (Юр лица и КХ), с правом/обязательством самостоятельной покупки rfid бирки. Для ЛПХ пока можно оставить закуп бирок за счет госбюджета.


Одновременно надо усилить ответственность владельцев скота за отсутствие идентиф бирок.
При этом МСХ желательно передать систему эмиссии ид номеров в саморегулируемую среду с их правом акредитации идентификационных атрибутов и изделий (бирки, биркачи, сканеры и прочее); Это соответсвуют образцам лучшей мировой практики.


(2) Нужно отказаться от практики государственной собственности на информационные систему в идентификации (да и во многих других системах). Нужно передавать право создавать, развивать, модернизировать эту систему саморегулируемой организации (это может быть специально созданное некомерческое юр/лицо -ассоциация в состав которого войдут заинтересованные бизнес ассоциации, гос органы и организации). Как показал опыт прошедших лет, госорган (министерство) не в состоянии полноценно и оперативно развивать информсистемы (в виду различных причин: низкой заинтересованности, ограниченности бюджетных средств, сложности и длительности процедур и пр.). При этом, на рынке полно предложений создавать и содержать эти системы без бюджетных вливаний. Системы ID и traceability (прослеживаемости) должны все время эволюционировать и развиваться, так как меняются технологии, бизнес-процессы, рынок и его требования. Неповоротливость и закостенелость гос информсистем и их госадминистрирование, в итоге, дорого обходится агробизнесу (как ни пародоксально);


Полноценная система идентификации и прослеживаемости позволяет не только вести учет животных, но и быстро реагировать и купировать вспышки болезни, определять оптимальное количество вакцин, зоны карантина, следить за передвижением скота и его убоем, передвижением животноводческой продукции вплоть до прилавка. Такая система повысит эпизотконтроль и ветбезопасность в стране, это, в свою очередь, положительно скажется как для владельцев скота, так и для потребителей животноводческой продукции.


На сегодня доступ к идентификационной системе вовсе для простого юзера закрыт -непонятно почему. Интеграция с этой системой других баз данных и систем тоже ограничена. Встаёт вопрос: а ради кого это все сделано и существует?


Поэтому надо срочно менять такое положение в этой сфере.


(3) Надо закончить программу цифровизации госветорганизации. Суть ее заключается в том, что ветврач должен быть оснащен gps трекером, и сканером позволяющий считывать сигналы/штрих коды радичастотных и обычных бирок, штрихкоды или QR коды с вакцин или систем забора крови. Они (сканеры) могут работать как в он-лайн так и в офф-лайн режиме, если надо, то могут копить эту информацию, создавать в авторежиме реестры и отчеты, «сливать» их на сервер при вхождении в зону покрытия интернет связи, или используя систему блютуз, прочие виды систем передачи данных.


Вкупе с данными идентификационной системы, оцифровки пастбищ, электронной геокарты такая цифровая система при несложной софт-программе позволит отследить маршрут каждого ветврача при вакцинации, заборе крови для диагностики особо опасных заболеваний и прочих манипуляций: дошел ли он до каждого животного, до нужной фермы/пастбища и взял ли он кровь/сделал вакцину с каждой конкретной скотины, а не сделал это с одного ведра крови барашка не выходя из своего дома/офиса (что сейчас гипотетический возможно) или не продал все эти вакцины. Программа позволит следить за списанием каждой ампулы бюджетной вакцины, системы забора крови, так как будущая программа позволит списать изделия/препараты только супротив данных конкретной бирки (при попадании сигнала в сканер), а не самостоятельно — подписывая липовые акты выполненных работ.


Вот такие задачи еще стоят перед нами в области идентификации и прослеживаемости скота, а также в целом области ветеринарии», — подытожил бывший министр сельского хозяйства.