Квартирный вопрос, как камень преткновения

Квартирный вопрос, как камень преткновения
Тип статьи:
Авторская

В начале прошлого года информационное поле Алматы всколыхнул очередной скандал, связанный с застройкой города. Правда, теперь он относился не столько к возведению очередного жилого комплекса или торгового центра, переизбыток которых давно уже представляет угрозу для инфраструктуры мегаполиса, а с изъятием земель под государственные нужды.


Очагом возмущения стали три двухэтажных дома по улице Байзакова на пересечении Абая. Жильцы 39 квартир домов №279, 279А, и 279Б были возмущены планами акимата изъять землю для расширения здания ДКНБ, долгое время просто соседствующего с этим островком старого города.



Действительно, оказываясь здесь, ты словно совершаешь небольшое путешествие не только во времени, но и в пространстве, попадая из центра современного города в небольшой провинциальный дворик со старыми сараями и разбитыми палисадниками. Своеобразный микромир, создававшийся в этом месте десятилетиями и вынужденный теперь кануть в Лету вслед за уходящей эпохой.

Но оставим лирику и вернемся к текущему положению дел. Понятно, что такое внезапное решение городских властей никого не обрадовало, и жители начали отстаивать свои права, обратившись в суд. Причин было две: первая — попытка отстоять свою территорию, вторая — если и не получится остаться, то хотя бы получить достойную компенсацию. Ведь дома в центре города это довольно хорошая недвижимость, даже учитывая их преклонный возраст.




И если по первому вопросу жители получили поражение, то второй момент им удалось решить в свою пользу.

После громких обращений к делу подключились — известный общественный деятель Салтанат ТАШИМОВА и депутат городского маслихата Амиржан НАБИЕВ, благодаря которым оно сдвинулось с мертвой точки.

Текущую ситуацию нам прокомментировал руководитель отдела изъятия и резервирования земель Управления земельных отношений города Алматы Ерлан ЖАРМУХАНБЕТОВ.



«На данном земельном участке для строительства административного здания проводится процедура изъятия земельных участков и 3-х жилых домов на 39 квартир. В данный момент выкуплено 35 квартир, осталось 4 невыкупленные квартиры. Собственники этих квартир уже съехали. С некоторыми квартирами есть проблемы в 279 доме. Здесь два собственника. У них разногласия. По документам они два собственника, у одного 5/8 доли, у второго – 3/8.


Один из собственников проживает в квартире, и именно он не согласен на денежную компенсацию, так как не может получить ее в полном объеме, а только в той доле, что принадлежит ему по документам. Второй же собственник – инвалид, на компенсацию согласился и уже получил деньги на свой счет.»


К сожалению, цитата великого классика о квартирном вопросе, портящем людей, актуальна до сих пор, и получение равнозначной денежной компенсации или равноценного жилья в этом районе доступно только полным собственникам квартир. А вот с этим у многих жильцов оказались проблемы, большинство из которых удалось решить, но остались и непримиримые родственники. В том числе и упомянутые выше.




Я встретился с одним из собственников спорной квартиры, Олегом ВАСИНЫМ. Инвалидом первой группы, проживающим сейчас у своего опекуна – родной тети. С его слов, о своей доле в квартире он узнал только сейчас, когда на него вышли сотрудники акимата и предложили денежную компенсацию.

«Я, Васин Олег Александрович, 8 ноября 1975 года рождения, прописанный в доме по Байзакова 279. Имею долю собственности квартиры. На меня недавно вышел акимат, узнал о том, что продается квартира.


Родной дядя меня не поставил в известность. Благодаря сотрудникам УЗО, на которых я потом вышел, узнал о том, что мне полагается доля, с которой я полностью согласен и хочу получить ее наличными, чтобы приобрести свое собственное жилье. И не иметь со своим родным дядей ничего общего.»

К сожалению, вторая сторона от комментариев нашему изданию отказалась, сославшись на недоверие, но мы открыты к диалогу, так как не ставим своей целью вынесение приговора — кто прав, а кто виноват. Это дело судебных инстанций, мы же просто констатируем факты.

Так же я встретился с жильцами еще двух, попавших под снос домов, в частности с одним из активистов, Ириной ПОНОМАРЕВОЙ, с самого начала стоявшей у «местного сопротивления» изъятию своей собственности.

Фотографироваться она отказалась, признав, что ряд интервью на телевидении уже утомил ее, и это явно не та слава, какой бы она хотела. Но согласилась на комментарий для нашего издания:


«Так получилось, что дом, в котором я проживаю, попал под госнужды для расширения ДКНБ. Узнали мы об этом 21 февраля 2020 года, когда нас пригласили на собрание УЗО (Управление земельных отношений) Алматы, где и объявили об этом решении. Известие это стало для нас «громом среди ясного неба», поскольку никаких предпосылок к нему мы не видели.

Я и еще два жителя подали иск в суд против такого решения. Добиться его отмены нам не удалось, суды мы проиграли. Но параллельно вели действия, направленные на справедливую оценку нашего имущества, потому что то, что нам предложили первоначально, вызывало недоумение. Здесь дело шло более успешно. Суд назначил Республиканскую судебную экспертную комиссию, и она оценила наше жилье достойно. Второй суд уже присудил нам компенсацию, что удовлетворила всех, за исключением нескольких человек, имеющих проблемы с правом собственности на жилье.

Мы встретились с депутатом городского маслихата Амиржаном Набиевым и представителями УЗО Алматы. Диалог получился конструктивным, нашлось решение, устраивающее всех. Кто хотел, получил денежную компенсацию, кто хотел -равноценную жилую площадь. В частности я требовала равноценное жилье в этом районе. Нам выделили сотрудников, вместе с ними мы подобрали равноценную по квадратуре квартиру в этом же районе, в доме более новом. Доплачивать мне не пришлось ничего, причем акимат оплатил и все юридические расходы на оформление квартиры.

Отдельную благодарность я хотела бы выразить общественникам — Салтанат Ташимовой и Абаю ЕРКНОВУ. Благодаря им у нас получилось привлечь внимание общественности, и благодаря им УЗО Алматы, наконец то, начало работать. Если бы изначально все проходило так, как положено по закону, то, думаю, в итоге бы не было всего этого шума.»



Похожее мнение у жильца еще одного дома, Любови БОТАНИНОЙ, проживающей в доме 279 «Б».

«Когда год назад мы узнали об изъятии наших домов для госнужд, естественно, восприняли это негативно. Тем более первая компенсация, что нам предложили, вызывала, мягко говоря, недоумение. Но после того, как мы выиграли суд по оценке нашей недвижимости, благодаря вмешательству депутата городского маслихата акимат начал вести с нами конструктивный диалог. Сейчас я получила компенсацию достаточную для приобретения мной без личных доплат более хорошей жилой площади в этом же районе. Учитывая, что у меня дочь учится здесь в школе по соседству, для меня это было очень важно.

Несмотря на то, что я родилась в этом дворе, прожила здесь сорок лет, я не испытываю какой-либо ностальгии. Видимо, я еще довольно молода для этого, да и этот, пусть и вынужденный, переезд позволил мне решить проблему с наследством, которая тянулась 13 лет. Кстати, отдельная благодарность акимату за юридическую помощь в решении этой проблемы.

Сейчас из 11 квартир нашего дома занятыми остаются только две — моя и соседки сверху. Она переезжает в конце мая, и я уже буквально сижу на чемоданах.

Вначале да, у нас были собрания, массовое недовольство жильцов, но после второго суда и нормальных условий переезда все жильцы нашего дома съехали без особых вопросов.»

Вот такие истории жильцов. Правда, здесь возникает пара вопросов — почему нельзя было сразу наладить нормальную работу структур, ответственных за расселение жильцов? Как показала практика, основным источником проблемы стало не столько изъятие, сколько сам процесс, с которым оно проходило. И если в итоге стороны пришли к устраивающему всех результату, то почему потребовалось вмешательство общественности и депутатов для налаживания нормального, по сути, рабочего процесса, каким он и должен быть изначально?


Интересно – вынесет ли акимат урок из этого прецедента, ведь сейчас возникает еще более мощная волна негодования по программе реновации, когда возникают не только проблемы с жильцами, но и планируемой застройкой на месте домов, попадающих под снос. Планы застройщиков уже получили в народе емкое название – «человейников», что ярко характеризует отношение к этой ситуации всех жителей Алматы.




В ближайшее время мы планируем посвятить этой теме еще ряд материалов.



Сергей Алексеенок. Фото автора.