Елена Свечникова: «Не мы обязаны слушать профильного министра, а министр нас»

Елена Свечникова: «Не мы обязаны слушать профильного министра, а министр нас»
Тип статьи:
Авторская

Эпоха пандемии и карантина, подобно ветру, развеяла многие Воздушные замки, создававшиеся в нашей стране годами. Одним из таких крайне непрочных сооружений оказалась и легкая промышленность страны.


Для того чтобы лучше понять проблемы отрасли, а также насколько они являются системообразующими, и есть ли свет в конце тоннеля, а если да, то — как к нему прийти, я встретился с двумя представителями данного направления. В чем схожесть их видения и чем оно отличается?

Елена СВЕЧНИКОВА — генеральный директор компании «КазСПО-N», производящей одежду современного качества, в том числе и «профессиональную» одежду, владеющей двумя брендами — спортивной одежды «Zibroo» и дизайнерской одежды «Alerma». Свою историю компания начинает в далеком 1996 году с «индивидуального пошива на дому». Сейчас это стабильно развивающееся предприятие, имеющее в собственности швейную фабрику, где работает 300 человек. Причем его можно назвать предприятием полного цикла, ведь за исключением производства сырья, здесь работает как собственная школа — аналог канувшим в Лету ПТУ; дизайнерский отдел, разрабатывающий модели и непосредственно само производства пошива. История становления предприятия настолько интересна и похожа на так любимые публикой и мотивационными коучами «Истории успеха», что позже мы расскажем ее более подробно.




Елена Свечников: «Начну с того, что мой приход в легкую промышленность неслучаен. С 6 класса школы я увлеклась шитьем, после школы поступила в Московский институт лёгкой промышленности, закончив который работала в Республиканском доме моделей «Сымбат». И в середине 90-ых, после закрытия многих производств, когда передо мной стал выбор «возить вещи» или их производить, сконцентрировалась на последнем.






Наша легкая промышленность тогда вчистую проигрывала свой рынок дешевому импорту, предприятия закрывались пачками. Нам, начинавшим свое дело в то время, приходилось сталкиваться с такими проблемами, о которых сейчас даже не имеют представления. Добавьте сюда полное отсутствие какой-либо помощи от государства и получите набор обстоятельств, проверяющих тебя на выживание. Сейчас, несмотря на все проблемы отрасли, совершенно другие условия, в том числе и в плане мер государственной поддержки. Но здесь уже многое зависит от инициативности руководителя.

Конкретные программы поддержки, которые использовала я, – программы обучения тому же деловому администрированию, международному ведению бизнеса, давшие мне очень многое. И что я вижу: они, несмотря на свой высокий уровень и бесплатный формат, практически не востребованы у коллег.


Мы использовали гранты от того же НАТР («Национальное агентство по технологическому развитию») на введение инновационных технологий. Грант взяли абсолютно чисто, именно он позволил закупить новейшее оборудование для производства современных пуховиков, не уступающих известным мировым брендам по качеству.

Но даже такая форма поддержки слабо востребована у наших производителей. Дело именно в их пассивности. Информация о проводимых мерах вся находится в свободном доступе на специализированных сайтах, в частности на ресурсах Фонда предпринимательства «Даму».

Кстати, мне ее тоже не отправляют курьером в кабинет.

В конце концов здание нашей фабрики, которое вы видите сейчас, включающее 6 цехов, было построено нами за 18 лет, с 2003 года. Когда мы пришли сюда, здесь был пустырь с одиноким бараком.



Все, что построено, прокредитовано государством. Каждые три года я активно инвестировала в развитие производства, пользуясь государственными кредитами по разным программам. Была такая мера поддержки, как Дорожная карта бизнеса, брали кредиты именно под инвестиции бизнеса, их выплачиваем и сейчас.

Есть и другая проблема — поддержка текущей деятельности. Внешние рынки для нас, к сожалению, закрыты, это надо признать. Мы мало конкурентоспособны в том же сегменте повседневной одежды, но есть внутренний рынок, размеры которого с лихвой покроют все потребности производства в плане сбыта и еще дадут возможность для увеличения мощностей.

Правда, и в экспорте у нас есть сегменты — тот же рынок пуховиков современного уровня. Здесь мы можем сыграть на более доступной цене для потребителя при таком же качестве.

Посмотрите на меры государственной поддержки легкой промышленности Турции, Кыргызстана, Китая, Узбекистана не только на внутреннем рынке, но и на экспорт. К примеру, Турция 100% компенсирует арендную плату за торговые площади. Тот же очень популярный у нас турецкий бренд «LC Waikiki» даже не знает сколько стоит аренда в наших ТРЦ. И это существенно отражается на их конкурентоспособности в плане цены.


Кыргызстан в плане налоговой поддержки своих производителей тоже заметно обгоняет Казахстан. Да, сейчас Казахстанский центр индустрии и экспорта «QazIndustry» предлагает существенные меры поддержки в плане арендной платы, именно внутренний рынок. Есть и экспортный вариант, но он еще, на мой взгляд, слишком сырой.

Государство должно не только предоставлять доступные кредиты, налоговые послабления и субсидии, но и на законодательном уровне защищать своих производителей, в первую очередь от массового завоза контрафакта из соседних стран. Мы никогда не сможем конкурировать с ними по цене. В том числе и по причине стоимости сырья.

Мы также должны получать поддержку в преференциях при получении государственных заказов, для чего достаточно сделать более прозрачной систему госзакупок, изменив сам метод получения тендера. Ведь иногда его выигрывают путем предложения более низкой цены, совершенно не обращая внимание на качество. Наша фабрика обеспечивает спецодеждой крупнейшие частные компании Казахстана, исключительно по причине хорошего качества. Но эта одежда не востребована со стороны государства. Мы производим только качественную одежду, соответствующую европейским стандартам и проходящую испытание на соответствие в европейских лабораториях. Никогда не пойдем на снижение качества продукции, что скажется на ее стоимости. Поэтому получается, что при существующей системе госзакупок мы сразу теряем целый сегмент отечественного рынка. А рынок в свою очередь теряет хорошую одежду, получая наспех пошитые робы в подвалах Бишкека. Мы никогда не примем участие в тендерах, где ценовое предложение ниже нашей себестоимости. И никогда не будем бегать и разруkивать. В частности, сейчас Министерство обороны сформировало заказ, где цена закупа ниже нашей цены производства. Это не наша история. Тот момент, что 4 компании взяли 80% от всего объема заказа, — вызывает определенные вопросы. Это тоже не наша история.

Так что начинать надо с этого.

Но часто государство принимает слишком необдуманные меры, больше похожие на создание красивой витрины, чем на действительную помощь бизнесу. Конкретный пример тому- специальная экономическая зона «Парк инновационных технологий». Вот скажите, зачем ограничивать такие меры поддержки территориально? Почему их не распространить конкретно на работающие предприятия? Зачем ставить изначально практически невыполнимые условия для получения определенных преференций?





Зачем мне переносить наше производство в неудобное место, терять все наработанные годами помещения, отлаженные коммуникации? Почему бы не распространить эти меры поддержки на реально существующие, доказавшие свою работоспособность предприятия.


Я вижу здесь реальный конфликт самого подхода к реализации в общем то хорошей задумки.

Каждый предприниматель должен следить и принимать участие в разработке тех инструментов поддержки, что предлагает нам государство. Здесь часто возникают разночтения в понимании проблемы у собственников и чиновников, но при наличии диалоговой площадки есть возможность найти решение, которое будет устраивать всех.

Во-первых, надо изменить подход: мы должны прийти к пониманию, что не мы обязаны слушать профильного министра, а министр нас.

Другой момент — часто разногласия имеются и у самих предпринимателей, что не позволяет выступить единым фронтом и ставит то же государство в тупик, потому что оно не знает, кого слушать.

Да, более 20 лет назад была создана Ассоциация легкой промышленности в Алматы. В задачи которой входит в том числе и выработка единой позиции по определенным вопросам.





Но за последнее время я начинаю наблюдать разброд и шатание в самой Ассоциации, где борьба за интересы производителей заменяется борьбой за какие-то личные интересы и сферы влияния.


Голосую двумя руками за создание единого органа, который будет формировать единую концепцию развития для всей нашей отрасли.

Года три назад государство предложило новый формат общения – создание СРО, (саморегулируемые организации) при условии вхождения в него более 60% участников рынка. Тогда диалог государства и власти выйдет на другой уровень, и СРО будет отчасти наделен практически министерским функциями. Но здесь есть опасность повторения предыдущего опыта.

Для нормальной работы СРО должны соблюдаться несколько условий, в том числе выборность на определенный срок первого руководителя, наличие профессионального менеджмента, наличие правления, состоящего из участников отрасли, имеющих право голоса и последнее – ответственность за принятые решения, вплоть до административной.

Вот тогда есть шанс получить работоспособный инструмент для диалога с государством, даже в том же вопросе распределения государственных заказов, а не очередное красивое название для таблички на многочисленных круглых столах.

Именно тогда государство будет не просто слышать нас, а еще и делать то, что мы ему говорим».





Сергей АЛЕКСЕЕНОК. Фото автора.