​Шымкент на карантине [фото]

Тип статьи:
Авторская

Город встречает ремонтом. Причем не точечным, а по-настоящему оглушающим, с массовой заменой бордюров и асфальтированием дорог и тротуаров. Возникает впечатление, что ты находишься на строительной площадке, часто бессмысленной и беспощадной. Пешеходы стараются огибать места разрухи, утопая в строительной пыли и мусоре, но они, усиленные жарой, проникают не только в обувь, но и в легкие, даже сквозь обязательные в этом сезоне макси.











Маски. В Шымкенте их носят многие и даже выставленные на улицу манекены не избежали популярного тренда. Город непривычно пуст. Хотя, если учитывать, что сейчас идет так называемый «шилде» — период жары, когда Шымкент оживает только к вечеру, это кажется неудивительным. Но и вечером он также пустынен. Кафе и летники закрываются в 9-00.








Закрыты и большинство парков. Причем с ними здесь настоящая чехарда – то открывают, то закрывают. Независимо от размера. Парк Независимости Казахстана и маленький пятачок с четырьмя скамейками перед зданием ЦОНа. Если верить баннерам, то закрыты они по причине введенного режима ЧП. Но здесь это лишний раз подчеркивает, насколько суетливо и быстротечно время на фоне вечности.






Это понимаешь и возле строящейся Цитадели – комплекса в старом городе, возводимого на месте археологических раскопок. Стены под старину и два островка этих самых раскопок, укрытые шатрами – шурфы, пробитые до времен Кокандского ханства и эпохи Караханидов.








Глядя на это комплекс, поневоле на ум приходит сравнение с лежащим недалеко, так называемым, «городом мастеров» — небольшой улицей, что в советское время была застроена «под старину». Цель была возродить дух старого города, совместив его с продажей изделий ремесленников. Так практически и получилось – теперь этот отрезок плотно облюбовали мастера жестяных работ, производящие здесь простые изделия, необходимые в быту. Правда, сами строения уже давно обветшали, и только контуры стен выдают в них первоначальный замысел.






Старый город. Одноэтажные кварталы с нехитрыми названиями улиц и неумолимо приближающейся стройкой, все больше и больше сжирающей дома и улочки. В частности, сейчас здесь пробивают проспект Кунаева, и какофония работающей тяжелой техники вплетается в общий шум городского ремонта.











Не миновала стройка и речку Кошкарата, названную по имени известного суфия Кошкар Аты, являющегося по преданию учеником Кожа Ахмета Яссауи. Часть речки буквально засыпана строительным мусором. Правда, позже она оживает и, несмотря на то, что набережная ее закрыта на карантин, а купаться строго запрещено, городские пацаны все равно весело плещутся в реке, поднимая тучи ледяных брызг.








Старейшая мечеть в городе, названная в честь Дауытулы Шынгысбай кажы, также закрыта на карантин. И только у её ворот сидит несколько женщин, ожидающих милости во имя Всевышнего.






Памятники. Поэту и члену партии Алаш Ахмету Байтурсынову, Кабанбай – батыру. Величественные балбалы, стоящие у входа бывшего областного музея, а ныне областной библиотеки имени Пушкина и один из первых тракторов для работы на хлопковых полях 20-ых годов прошлого века, и чудом сохранившийся мурал с вождем мирового пролетариата, указывающим путь.







Вот таким показался мне Шымкент 8 июля 2020 года — город, замерший в ремонте, жаре и карантине. Но общий его дух подсказывает, что он пройдет и через это испытание с честью и достоинством. Иначе и не может быть.


За экскурсию по городу и подробный рассказ отдельная благодарность корреспонденту газеты «Южный Казахстан» Владимиру ПРИВАЛОВУ.



ФОТО: СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕНОК

Комментарий редакции:
Без согласования с редакцией использование авторских материалов запрещено
552

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!