​Туркестанская область: Карантинные заметки [фото]

Тип статьи:
Авторская

Немного впечатлений от Туркестанской области периода карантина. Мне удалось побывать в нескольких районах и городах, Шымкент и Туркестан.


Данный фоторепортаж будет носить не столько информативный характер, сколько иметь вид путевых заметок и набор личных впечатлений.


Бывшее сердце области в период ее бытности ЮКО – Шымкент. Город, напоминающий мне Алматы периода 80-ых годов, сейчас больше похож на арену ковровых бомбардировок – идет массовая смена бордюров; закрыты парки, и люди, немного растерянные от сменившегося уклада жизни, но все также продолжающие жить, вне времени, но в этом пространстве.



Особенно это вневременье чувствуется в Туркестане, где над выжженным июньским солнцем городом величественно возвышается мавзолей Кожа Ахмета Яссауи, переживающий очередную реконструкцию. Но даже снующие вокруг него люди и вновь разнесенная окружающая территория выглядят на его фоне как нечто преходящее, что сам мавзолей и город переживал сотни лет. И немногочисленные паломники словно пытаются причаститься к этой вечности легкими касаниями пальцев, делая обход мавзолея.








Все пройдет. И это тоже. Горожане в основном в масках. Думаю, что это смесь борьбы с вирусом и пыльными бурями, что нет — нет накрывают город, растворяя четкость объектов в своих дымных объятиях.







Вневременье это чувствуется и в смеси современных санитайзеров с дымом адраспана, традиционного дезинфицирующего средства, которым здесь пользуются еще с древних времен. И, надо думать, небезосновательно.



Мактааралський, Сарыагашский, Казыгуртский и Келесский районы- яркий цветник полей с различными сельхозкульутрами. Особенно режут глаз ослепительно красно-желтые поля, засеянные сафлором – масличной культурой, над которыми возвышается гора Казыгурт – со скелетом Ноева ковчега. Легенда гласит, что именно к этой горе пристал пророк Нух (Ной), и сейчас на фоне бушующей пандемии здесь особенно чувствуется желание взять и отплыть за уходящий в горы горизонт.






Жизнь. Жизнь продолжается, несмотря ни на что. Защитные меры в виде масок придают особое восточное очарование девушкам-официанткам, а строители похожи в них на фигуры проводников караванов, щедро с благословения госзаказа расположенные почти у каждого туристического объекта.



Тревожный разговор за дастарханом о заболевших знакомых растворяется в аромате свежего шашлыка, плова и других блюд местной кухни. И это не беспечность или неуважение к чужой боли. Это — символ того, что жизнь возьмет верх. Так здесь было всегда и так будет.





Ведь в этих местах буквально растворилась цитата, приписываемая великому Тамерлану — «Судьба у меня в руках и счастье всегда со мной».


Жизнь продолжает течь, как и сотни лет назад. Только на смену верблюдам, перевозящим товары, пришли фуры, а остальное осталось почти неизменным. Дети буквально растут в поле, а их улыбка словно солнечный зайчик, пробившийся через тучу или пыльную бурю на бок поспевшей дыни.



Но окончательно величие времени ты понимаешь в горах. Горах западного Тянь-Шаня – Угамского хребта.





Горный воздух тут щедро смешан с запахом цветущего разнотравья, а местные мальчишки сразу могут объяснить тебе, кутающемуся в куртку от разительного контраста Туркестанской жары и прохлады ущелий, почему здесь можно пасти коней, а вот коров и баранов — нет. Для них хороша другая высота и другое разнотравье, и ты понимаешь эту мудрость уже потом, с пиалой свежего кумыса.










И так было, и так есть, и так будет.


ФОТО: СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕНОК

Комментарий редакции:
Без согласования с редакцией использование авторских материалов запрещено
150

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!